Из личного архива актрисы

Янину Мелехову зритель знает по проектам «Мылодрама», «Ростов», «Нефутбол», «Любовницы», «Адвокат Ардашев» и другим. Сегодня актриса популярна не только в России, но и за рубежом. Недавно она два месяца гастролировала по Китаю со спектаклем «Анна Каренина» и поделилась своими впечатлениями от посещения Поднебесной.

Кстати, Янина, Ниной тебя называли когда-нибудь?

— Конечно, любимое дело. Бывает неудобно поправлять, когда человек перезванивает или пишет: «Нина…».

— Что это за двухмесячные театральные гастроли были у тебя с прекрасным спектаклем «Анна Каренина» в Китае? И почему тебя не отпускали китайцы?

— Просто они нас очень полюбили, поэтому не отпускали. (Смеется). Когда мы ехали в поезде в Шанхай уже на самолет, в соседнем купе оказалась девушка, которая очень хотела попасть на спектакль, но не смогла. Представляешь, какое для нее это было событие — оказаться с нами в одном в поезде.

— Ты сыграла отрывок из «Анны Карениной» в соседнем купе?

— Да, типа того. Она такая эмоциональная, действительно знает роман, образованная, про педагогов своих из института много говорила. Подарила нам книгу с китайскими философскими изречениями, подписала. Так вот, приехали в аэропорт, стоим на регистрацию, все в порядке: реквизит, костюмы, декорации. И нас не регистрируют: проблемы с документами. Надо, конечно, отдать должное руководству театра. Руслан Банковский, директор, режиссер был сосредоточен и спокоен, во всяком случае, внешне так казалось. Хотя, наверное, седых волос прибавилось. Такая ответственность, коллектив 35 человек, у всех же съемки, работа другая.

— Не выпускали всю труппу?

— Всю труппу, в том-то и дело, если бы меня, я бы еще отдохнула немножко, китайский Новый год встретила. Всю труппу задержали из-за того, что китайская сторона допустила ошибку в документах. Визы у нас были на весь срок, но через 30 дней пребывания в Китае мы должны были где-то отметиться, назовем это регистрацией. А они впервые работали с россиянами, и не знали, что это надо сделать. Просто профукали этот момент, по-другому не скажешь. Тут надо отдать должное генеральному консулу в Шанхае РФ, МИД тут же помог. Руководитель визового центра тоже подключился моментально, и нам новые визы сделали за один день.

— Но ты все равно задержалась там?

— На три дня. Если бы мы не сделали все в тот день, задержались бы надолго. Потому что начинался Новый год, и в Китае ничего не работает. И я уже, конечно, как человек-оптимист, придумала, если нас не выпустят, то из Шанхая я поеду на поезде и проведу неделю на море.

— Ты сказала, что девушка знала нашу классику. Наш обыватель обычно знает о Китае по Конфуцию. Ты Конфуция читала?

— Так, целую книгу не читала, некоторые мудрости.

— Какой он, китайский зритель?

— Сдержанный.

Янина Мелехова: «Просто так раздеваться не буду»

Из личного архива актрисы

— А ты понимала, что выходишь для зрителя незнакомого тебе? Как он будет себя вести? Будет он плакать, смеяться…

— В моем представлении китайцы были такие, какими мы их видим на Красной площади, когда они на экскурсии. Они очень шумные, все время эмоционирующие, очень яркие. Я почему-то думала, что китайский зритель будет такой же. Но нет, они были спокойные, сосредоточенные. Ну и языковой барьер существовал.

— А как осуществлялся дубляж?

— Было два огромных экрана, на которых шли титры на китайском. Специальный человек сидел на них. В какой-то момент мы поняли, что нужно немножко медленнее под титры работать. И у них огромные залы, игра отличается.

— Что значит, огромные?

— Полторы, две тысячи человек. И сцены гигантские просто, стадионы. Мы за кулисами километры наматывали, даже в какой-то момент интересно было, если прилепить устройство, которое считает шаги и калории, там, наверное, нормальная тренировочка получилась бы.

— И как им спектакль?

— Им же надо было успевать и почитать, и посмотреть. Первым четырем рядам не видно экран и сначала на них практически не было людей. Но в какой-то момент я увидела движение в зале, люди садились ближе и я поняла, что им важнее увидеть нашу игру, эмоции, энергетику словить, чем прочитать текст.

— А почему был введен балет, такого даже российский зритель не видел?

— Это специально для поездки в Китай, потому что китайский зритель все-таки привык к шоу. У нас классический драматический спектакль, в котором было занято восемь артистов. Мы понимали, что для такого огромного зала, для такой сцены все-таки это будет скудновато, как бы мы не старались, как бы мы не играли. В любом случае визуальное наполнение должно быть немного другое.

— Российские зрители увидят этот балет?

— Да. В планах у руководства театра, чтобы балет был постоянно в этом спектакле. Это, конечно, тоже зависит от принимающих городов, от прокатчиков. Увеличивается цена на спектакль, людей в два раза больше, даже больше, чем в два раза. У нас было 11 балетных и еще дополнительно драматические артисты тоже были введены на массовые сцены.

— Скажи, у тебя жесткий райдер? Ты китайской стороне что-то предъявляла?

— Да.

— Они все выполнили, или тебе на самом деле все равно, в какой гримерке сидеть?

— Нет, с возрастом, со степенью усталости, уже не все равно.

— Какой у тебя возраст! Ты молодая, красивая.

— Ну, не двадцать же. Поэтому я молодая и красивая, что выполняли райдер, чтобы я была спокойна, не нервничала. Это же тоже влияет. Я могу смело сказать, какой у меня райдер. Я вообще не капризная. У меня в райдере такие пункты: если мы летим в самолете, мне очень важно сидеть около окна.

— Почему? Ты любишь смотреть на облака?

— Нет.

— Ты любишь закрывать и открывать шторку?

— Я бы даже сказала, этот райдер не для меня, а для того, кто сидит рядом со мной. Я беспокоюсь о своем попутчике, потому что я в самолете всегда сплю. Гул на меня действует усыпляюще. И я просыпалась уже не раз на чужих людях. Это хорошо, если сосед мужчина — особенно, когда крупный, мягонько. (Смеется). Поэтому мне надо у окна, чтобы я могла на стеночку опираться. Под ноги есть специальная надувная подушка, я такую кровать делаю. Это один из пунктов. Я даже дома иногда, когда очень устаю, могу быть в берушах. Не в наушниках, но с тишиной. Потому что для меня громко скворчит сковородка, кажутся громкими разговоры мужа и дочки. Видимо, в моем мозжечке все дело, бывает, звуки очень раздражают меня. И поэтому я в Китае просила, по возможности, отдельную гримерку. Там огромные гримерки, очень комфортные, хорошие, но они для всех. И это не потому, что я такая звезда, хочу отдельно, нет, я просто понимаю, что накопилась усталость, и мне нужна тишина. Хотя люблю музыку. Я даже учусь на режиссера музыкального театра. А так иногда, когда дома одна, слушаю.

— Тебе муж и дочка не мешают слушать музыку?

— Моя музыка им мешает. Но мы же общаемся, когда дома все вместе. У меня своя музыка, у дочка своя.

— Какая у тебя музыка?

— Мне больше нравится русский рок.

— Интересно, какие группы, если не секрет?

— Люблю ДДТ, классику.

— Ты с Юрием Шевчуком знакома?

— Нет, очень бы хотела познакомиться. Я его обожаю, знаю все песни наизусть. На гитаре их играю, в караоке исполняю. Еще очень люблю классику. Из классики моя любимая — Седьмая симфония Бетховена. А когда соединяются рок и классика, например, в рок дают вставки скрипичные, это бомба. Еще цыганская музыка прекрасна, там тоже есть скрипка. И духовые оркестры мне нравится. Во мне живет несколько человек.

Янина Мелехова: «Просто так раздеваться не буду»

Из личного архива актрисы

— Что удивило в общении с китайцами? Дело в том, что год 2024 — год дружбы Китая и России. Интересно, что это за люди?

— Они открыты, всегда помогут. Они нас фотографировали на улице. Мы для них какой-то эксклюзив, но их внимание было добрым. Был случай, я хотела взять в аренду велосипед. Подошла, пытаюсь отсканировать QR-код. Вдруг какая-то девушка меня хлопает по плечу, я поворачиваюсь, и она на хорошем английском, что редкость для Китая, говорит: «Помочь?» Мне это было так приятно, она же видит, что я потерянная какая-то. Она мне помогла, все объяснила, что с моим приложением только голубые велосипеды можно брать. Вот такие они, придут на помощь. Вернусь к зрителю. У нас, например, смеются больше. Ну насчет юмора, это, конечно, языковые вещи. Перевод все-таки не передает. Аплодисменты. Не бывает аплодисментов внутри действия и в конце аплодисменты тоже достаточно скудные. Хотя им нравится, они сидят с мокрыми глазами, кто-то вытирает слезы, спектакль не очень веселый. Но аплодисменты… идет пара артистов, похлопали, следующая пара — похлопали. Сидят. Нет таких оваций, как у нас, когда аплодируют стоя, долго, нескончаемо.

— Тебе поступили какие-то предложения от китайской стороны: фильмы, спектакли?

— Мне девушка-продюсер написала, она русская, была на спектакле. Нашла меня в социальных сетях. Мы сейчас с ней в переписке. Опять же та девушка, соседка по купе. Рассказала, что она большой фанат китайского кино и у нее есть любимые артисты. На планшете показала фотографию, видимо, очень красивого китайского актера и говорит: «Я хочу, чтобы ты снималась в китайском кино вместе с ним. Давай сделаем вместе фотографию, будет энергетический обмен». И еще я на одной из экскурсий к Терракотовой армии увидела очень красивого китайца, я подумала, что это тоже артист. У него такая внешность, на монгола похож.

— Они все похожи на монголов.

— Нет-нет-нет. Они маленькие, не такие красивые. А тут он был высокий, крепкий, с длинными волосами, хвост завязан густой. Я подумала, что это артист какой-то и попросила с ним сфотографироваться, показала потом нашим прокатчикам. Мне сказали, что мы классно смотримся вместе, мне надо пробоваться в китайском кино.

— А ты каких актеров китайских знала до этого?

— Я не знаю китайских актеров.

— А Джеки Чан?

— Ну это само собой. Джеки Чана все знают. Но признаюсь честно, я не смотрела китайское кино. Времени в моем графике мало. Когда у меня гастроли, не могу ни читать, ни смотреть ничего.

— Ты ничего не посмотрела в Поднебесной?

— Нет, я имею в виду сериалы, фильмы. Но для достопримечательностей время выкроила. Впечатлил город Фошань, это рядом с Гуанчжоу. Выпал выходной, и я сходила в Храм предков — он потрясающий, старинный. Посмотрела шоу «Танец львов». Это такие невероятные костюмы, в которых работают дуэтом акробаты, как будто это один лев. И они друг на друга запрыгивают. Было страшно, я даже кричала.

— А ты жутко эмоциональный человек?

— Ну, конечно. Актриса-женщина всегда чуть больше, чем женщина (улыбается). Там же я съездила на огромную гору — называется Будда. Там потрясающая энергетика. Видела терракотовую армию. Захоронение императора с его «слугами» под землей. Китайцы не раскапывают подземный город, потому что там текут ртутные реки. Это страшно. И ты ходишь и понимаешь, что вот там целый город под землей. Еще мы посетили киностудию с потрясающими локациями, императорский дворец, старый город, Гонконг, Шанхай.

— То есть Мосфильм отдыхает?

— Мне всегда казалось в детстве, что у подружек вкуснее, чем у меня дома. То же самое и здесь с киностудией. У нас локации не хуже, советские улицы, исторические дворцы.

Там локации на природе и улице. И я загадала, что буду на этих улицах сниматься.

— Как тебе местная кухня?

— Мне она очень понравилась. Больше, чем наша, мне она подходит.

— Что ты дома ешь, что тебе там больше понравилось?

— Я поняла, что мне не надо есть свежие овощи. Не комфортно от них. Раньше я ела салатики, а китайцы даже огурцы кипяточком на секунду ошпаривают. И я скажу так: подсела на овощи не свежие.

— Ты шикарно выглядишь!

— Я там чуть-чуть похудела. Овощи обработанные, морепродукты, бульончики. Это вообще мое. И вот этот горячий бульон, в который ты забрасываешь все, что хочешь — и мясо, и грибы, и рыбу, и морепродукты — и варишь сам, очень мне подходит.

— Когда ты на съемках, ты принимаешь «кинокорм» или заказываешь что-то особенное?

— Я бы сказала так: когда понимаю, что мне нечего поесть из того, что принесли, я даже в какой-то степени радуюсь. Если все будет вкусно, то я поем плотно и мне будет тяжелее работать. Поэтому я стараюсь на площадке съесть, например, только бульон.

— А ты легко поправляешься?

— Ну да. Но я поправляюсь гармонично, везде по чуть-чуть. Ну это мое хореографическое прошлое и настоящее. Я же танцую, а это большие физические нагрузки, начиная с самого раннего возраста.

Янина Мелехова: «Просто так раздеваться не буду»

Из личного архива актрисы

— Сегодня что с физическими упражнениями?

— К сожалению, не успеваю. У меня же еще бренд одежды. Это мое хобби, которое, как я шучу, испортила, превратила в бизнес и теперь я делаю все, кроме того, что шью.

— Китай — это все-таки вотчина народной медицины. Ты что-то для себя оттуда взяла?

— Да. Я хотела, но не успела все распознать, разузнать, и плюс мы были ограничены в багаже. Но я для себя открыла и накупила на целый год вперед таблеточки для связок. Потому что, например, в спектакле «Каренина» большое количество дыма режиссером задумано, и это моя боль, потому что дым не всегда хороший предоставляется на гастролях, бывает очень ядовитый и сухой. И так, как Каренина много бегает, плачет, кричит, не всегда носом можешь успеть дышать.

— Почему ты считаешь себя не совсем киноактрисой?

— Я имела в виду полноценной киноактрисой. Потому что я думаю, что еще не было того материала и той роли, где бы я могла сказать: да, теперь я стопроцентно довольна и ощущаю свою не то, чтобы значимость, а то, что я сделала большой вклад в кино. У меня хорошие роли, я работаю с прекрасными режиссерами, прекрасными актерами. Но я интуитивно чувствую, что меня впереди ждет что-то большое и важное.

— Твоя обнаженная натура тебя не смущает перед камерой из-за того, что ты просто сама себе нравишься в зеркале?

— Это от света зависит.

— Многие заявляют: нет, не буду сниматься если не увижу, что по роли это нужно.

— Нет, ну это само собой. Просто так раздеваться, конечно, тоже не буду. Пытаешься поговорить с режиссером, понять, насколько это оправдано.

— А ты пытаешься говорить с режиссерами всегда?

— Да, но они побеждают. Я еще и послушная актриса. Я придерживаюсь такого: всегда надо сначала попробовать сделать, что тебя просят. Даже, если это против твоего нутра. Нельзя сразу спорить и предлагать, если тебя не спросили. Режиссер никогда не хочет своему «ребенку» худшего. Но я не всегда себе нравлюсь.

— Как это, не всегда?

— Смотря, какой свет. Иногда я очень недовольна собой в зеркале. Начинаю предпринимать какие-то действия. Я слежу за фигурой, за кожей. Я считаю, что тело — это наш инструмент.

— И обнаженка — это нормально, ты считаешь?

— Я считаю, да. Мне, тьфу-тьфу, в моих обнаженных сценах везло. Это выглядит даже красивее, чем мне казалось. Но я стесняюсь их смотреть. А в моменте съемок вообще не ощущаю смущения.

— Как супруг Максим, дочь Анна-Мария относятся к твоим долгим отъездам? Кто сидит с дочерью?

— А зачем с ней сидеть целыми днями? Ей 11 лет, она уже подросток. Сейчас же подростки ранние, она уже в 10 лет выглядела так, как будто ей 14. Она даже мудрее меня гораздо, как мне порой кажется. Я более скажу: дочь будет выгонять того, кто будет сидеть с ней целый день. Зачем ей лишний человек в доме? У нас в семье все какие-то тихие, я бы так сказала.

— Что значит тихие?

— Я уже говорила про свою любовь к тишине. У меня и муж мало разговаривает. И дочка закроется в комнате, слушает свою музыку, читает книги. У нас как будто каждый немного в своем мире. Поэтому перед отъездами я говорю супругу: «Ну как же так, два месяца без меня и тебе нормально?» Он очень спокойно: «Ну в принципе ты за последних лет пять нас уже к этому подготовила». Я же постоянно на гастролях. Просто таких длительных не было. Дочка, когда я сказала, что уезжаю в Китай на два месяца, попросила: «Мама, можно тогда хотя бы наша кошка Лапа родит, пусть будут котята». И Лапа за неделю до отъезда родила и четыре котенка заменили меня.

Источник

От volk