фото Виктор Кривогуз

Анастасия Крылова — восходящая звезда отечественного кинематографа. Она снималась в «Родителях», «Топи», «Трудных подростках», «Закрыть гештальт, ‘Жить жизнь». Правда, этих ролей могло и не быть, девушка сомневалась в выборе актерской карьеры и даже закончила школу молодого журналиста. Но, как говорится, чему быть, того не миновать. Сегодня она счастлива и востребована на работе. В эксклюзивном интервью WomanHit актриса рассказала об отношении к браку, манипуляциям со стооны мужчин и объяснила, почему не любит смотреть откровенные сцены со своим участием.

— Анастасия, ваши героини как-то влияют на ваше мироощущение?

— Мои персонажи вообще на меня не влияют. Скорее, я на них. Когда в моей жизни происходят какие-то события, позитивные или нет, они отражаются на моих героинях. Иногда стоит больших усилий не переносить жизненные обстоятельства в кадр. Камера видит все. Но порой удается ее обмануть. Когда мы смотрим с близкими сериал, в котором я снялась, говорю: «Смотри, здесь я очень плохо себя чувствовала». Но они уверяют, что ничего не заметно. Мне в институте говорили: «Только вы перешагнули порог театра, открыли дверь в репетиционный зал, переобулись и вместе с этой обувью оставили все, что переживали за стенами театра».

— А переобувшись в домашнюю обувь, вы оставляете у порога работу?

— Раньше нет, не оставляла. Это пришло с опытом. Раньше все переживания переносились и ходили вместе со мной в течение нескольких дней, недель, а то и месяцев. Но сейчас я поняла, что это влияет на мое состояние, особенно, когда роли тяжелые. Да и на состояние моих близких, которые общаются со мной. Но даже научившись оставлять все на работе, я сейчас анализирую, готова ли я на данный момент к той или иной роли, смогу ли я потом все выгрести из себя.

— Но это ваш заработок, разве нет? Или вы уже можете отказываться от ролей?

— Я всегда параллельно съемкам работала в театре. Недавно говорили о репертуарном, антрепризном театрах с моим коллегой. Он сказал, что не работает в репертуарном театре, а когда появляются перерывы между съемками, тратит время на удовольствия, путешествия, на свою жизнь. А я остановилась и поняла, что с института, как выпустилась, семь лет и играла, и снималась. Когда у всех отпуск, я работаю. Поэтому, да, можно выбирать проекты, потому что у меня параллельно есть театр. Это тоже заработок. Как говорится, на жизнь хватит. Работаю я сейчас в театре «Терезы Дуровой», театре комедии, в мюзиклах Александра Рагулина.

— Завершается пятый сезон сериала «Трудные подростки», что вам дал этот ситком, кроме заработка?

— Это был период, когда происходило взросление моей личности после института и моя героиня взрослела вместе со мной. У меня произошли прекрасные знакомства. До сих пор мы созваниваемся с Виталием Андреевым, списываемся, делимся успехами в музыке, общаемся по производству контента в соцсетях. Просто он больше этому уделяет внимания. Я больше актриса, нежели блогер. О заработке мы вообще не думали, особенно, в первом сезоне. Сценарий выглядел интересным, но никто не знал вначале, выстрелит он или нет. Кастинг был из почти неизвестных актеров. Все было сомнительно, но дело пошло. И сериал сработал потому, что в него все очень сильно поверили: режиссер, актеры, операторы, художники по гриму и вся группа. И получилась история, которую полюбил зритель. Можно сказать, что мы после первого сезона проснулись знаменитыми.

Анастасия Крылова: «Не захочу я пересматривать фильмы с собой голой!»

фото Виктор Кривогуз

— Вы сами были трудным подростком?

— Нет. Мои близкие люди очень быстро пресекали мои бунты. Я не успевала разойтись и потом пожинать свои грустные плоды (смеется).

— Кто в семье развивал ваши творческие способности?

— Мама. Но сейчас с возрастом я понимаю, что вся семья внесла свою лепту в мое воспитание. Актерские способности, да, это важно заметить ребенке, но в целом мне нравятся актеры-личности. Я смотрела сегодня интервью одного артиста, так вот он сказал, что есть один актер, талантливый невероятно, но как человек — говно. И пусть зрители не знают, что он человек нехороший. Играет же хорошо, убедительно. А мне вот важно всегда иметь баланс между человеком-личностью и актером. Я с возрастом поняла, что каждый человек в нашей семье внес что-то свое во все аспекты моей жизни и личности: и мама, и бабушка, и дедушка, и тети, и дядя — это очень важно. Я не хочу просто гнаться за какими-то трендами в кино и не буду. Сейчас снимаюсь в новом сезоне сериала «Родители» и понимаю, это моя жизнь, я каждый день хожу на работу, мне нравится играть в этом легком и добром проекте. Невероятно позитивный Сан Саныч Жигалкин на первый съемочный день пришел в оранжевой куртке и оранжевых штанах — просто кладезь позитива. По сценарию у нас уже несколько детей, которые невероятно заряжают. Они бегают, прыгают, дарят нам хорошее настроение.

— В «Родителях» вы играли, как сказали, беременную, как удалось так правдиво вжиться в образ?

— У меня очень удобная психофизика, как только мне надевают костюм, происходит прямо по Чехову — от внешнего к внутреннему. Прикрепили мне этот резиновый живот, и все — я уже начала тут же садиться иначе, двигаться. С пола поднять ничего невозможно привычным тебе способом. Да и люди вокруг забывали, что я не беременная, мужчины на площадке иногда уступали мне место.

— А что за сомнения возникли в выборе актерской профессии, ведь вы даже закончили Школу молодого журналиста в Казани?

— Не было просто осознанности выбора, не могу сказать, что я точно хотела стать актрисой. Мама работала во дворце культуры художественным руководителем, соответственно, все, что она могла мне дать на тот период, она дала с точки зрения творчества. Я выступала на сцене в классных костюмах, их шили специально для меня. И папа мой закончил режиссерский факультет института культуры города Казани. Но близкие побаивались актерской профессии, ведь она очень непредсказуемая. И мама предложила мне рассмотреть альтернативу, выбрать какую-то из творческих профессий, но имеющую более стабильную основу.

— Финансовую?

— Да, поэтому была с подачи мамы выбрана журналистика. На тот момент в журналистике у меня в все получалось, и если бы я не поступила в ГИТИС, сейчас бы я была журналистом. И заново, наверно, я вряд ли стала пробовать поступать на актерский. Да и поступление в театральный — это тоже было большой лотереей. Я видела плачущих ребят в ГИТИСе, которые не поступали и на девятый раз.

— А что для вас сложно в профессии?

— Отсутствие стабильности. Вот сейчас мне позвонили и сказали, что завтра съемок не будет. Соответственно, я не строила никаких планов. Локации проектов все время меняются. Сейчас мы снимаем под Истрой. Моя смена получилась вместе с поездкой туда и обратно 17 часов. Когда я соглашаюсь на проект, не понимаю, где он будет сниматься. Кто будут мои партнеры, если с ними я еще не работала. Это все нестабильность. Я не знаю гримеров, а это тактильная профессия, важно понимать кто к тебе прикасается, трогает волосы, кожу. Кто-то красит пальцами даже, для меня все это сложно. Первую неделю проекта я немного еж. Я наблюдатель. Немного не понимаю, где я, кто эти люди. Проходит недели две, и я всем кричу: «Привет, доброе утро, Саша! Салют, Маша!». Вот теперь можно даже пальцами мое лицо красить (смеется).

Анастасия Крылова: «Не захочу я пересматривать фильмы с собой голой!»

фото Виктор Кривогуз

— Это обстоятельства, а что неприемлемо в исполнительском искусстве?

— Оказывается, что обстоятельства для меня важнее.

— Значит ли это, что вы готовы пойти на все ради понравившейся роли?

— Я четко осознаю, где профессия, а где жизнь. Нет, на все не пойду. Если это противоречит моим моральным ценностям, несет явные риски для моего здоровья, я не соглашусь.

— Красивым женщинам-актрисам, а вы, несомненно, к ним относитесь, нередко предлагают что-то интимное на экране: обнаженка, постельные сцены. Ваше отношение к этому?

— Я до последнего буду убеждать режиссера, если я увижу в сценарии обнаженную сцену, что мы сможем высказаться иначе. Попробовать решить по-другому. Я так до сегодняшнего дня и делала. Мне удавалось убеждать, но когда меня пытались разубедить, то выходила дублерша. Во всех моих сериалах и фильмах, где есть откровенные сцены, снималась она. Но сейчас, глядя на экран, вижу, что это выглядит немного нелепо. Смотря эти сцены, я еще ни разу не подумала — да, это было нужно. Для меня очень важна эстетика и оправданность смысловая. В общем, меня на такое нужно уговаривать.

— Некоторые актрисы говорят, пока я молодая и у меня красивая фигура, буду сниматься, чтобы в старости вспоминать, какой была.

— Как-то меня это не мотивирует (смеется). Не захочу я пересматривать фильмы с собой голой (смеется).

— У вас должен был состояться международный проект на одном из ведущих каналов, как с иностранными языками?

— Это было в доковидные времена. Потом проект прикрыли. А с языками… не очень. Я человек увлекающийся, нельзя заставить меня что-то делать. С пяти лет я ходила к репетитору на занятия по английскому, мама хотела, чтобы я свободно говорила на нем. Но когда Анастасию заставляют, она поступает наоборот. Если мне сейчас поступит предложение, где моя героиня говорит на английском, то я выучу. Пока не сложилось.

— А татарский, вы же из Казани?

— Когда заканчивала школу, знала. Но из-за отсутствия практики он ушел. Но какие-то стихи, песни на татарском помню.

— Вы как-то признались, что никогда не потеряете голову из-за мужчины, почему вы так уверены?

— Вы спрашиваете меня об этом весной, Боже (смеется). Я начинаю сомневаться в своих словах.

— Что главное для вас в спутнике?

— Главное — это доброта, еще привлекает меня целеустремленность, чувство юмора. Вот если он с чувством юмора, добрый и целеустремленный, это просто невероятно.

— А мужская красота важна для вас?

— А красота — это все, что я перечислила. Если человек смешно шутит, обаятелен — это притягивает.

— Харизма?

— Да, харизма и обаяние. Обаятельным мужчинам-актерам выгодно быть, с возрастом все их морщинки играют за них. У них профессиональный возраст чуть больше, чем у женщин-актрис.

Анастасия Крылова: «Не захочу я пересматривать фильмы с собой голой!»

фото Виктор Кривогуз

— В жизни вы манипулятор или жертва?

— И то, и другое. Мы все находимся на разном психологическом уровне. Если мне попадется человек, который оказывается не таким, каким кажется, имеет какие-то способности к манипуляции высокого уровня, я точно поведусь. Я могу поверить и довериться. Если он тем более считает с меня то, чему я сопереживаю, мои слабые места, то все. А если я понимаю, что рядом со мной человек незнающий, что такое манипуляции, то возможно, я и позволю себе что-то незначительное по-женски.

— Ваши бабушка и дедушка вместе больше 50 лет, это пример для вас?

— Это, безусловно, пример. Но общаясь сейчас с моими друзьями-актерами, которые разочаровываются в любви, начинаешь думать иначе. Они говорят, раньше люди жили всю жизнь вместе потому что выбора не было. Поодиночке им, как минимум было скучно, не было различных гаджетов для развлечений, вместе удобнее содержать семью. А сейчас у всех огромный выбор и самодостаточность. Когда ты в целом самодостаточна морально, эмоционально и материально, как найти человека, с которым можно прожить всю жизнь? Это для них загадка. Меня убеждают, что существует такая статистика, все разводятся. Но я не заметила. У меня есть друзья однокурсники, которые поженились на втором курсе и вместе до сих пор. У них прекрасная дочка. Хочется верить в настоящую любовь.

— Какая вы в быту?

— Его мало сейчас у меня, но я этому радуюсь. Вот у меня завтра отмена смены, а я ничего не планировала, соответственно, ничего не буду делать. В этом есть опасность много работающих людей, когда у тебя отмены или переносы, ты думаешь: ой, а чем же теперь заняться? Быта немного: скорее, это собрать вещи на киносмену, в театр, на какое-то мероприятие. Но я, безусловно, мечтаю о своем доме. А так как я человек-эстет, то обязательно реализую свои фантазии в своем небольшом уютном пространстве. Там я и буду заниматься бытом.

— На твое хобби, скалолазание, не остается времени совсем?

— Это смешной случай. У меня было интервью, как раз после того, как я сходила на свой первый урок скалолазания. После этого я не ходила ни разу. Но в интервью это попало.

— Развеем мифы.

— Да-да-да (смеется).

— Как ухаживаете за собой?

— Я мужик в вопросе косметологии. (смеется). Я не знаю названий брендов, все у меня происходит методом проб. Если моя кожа реагирует нормально, то и ладно. Меня красили косметикой разных марок на съемках, наносили разные ухаживающие крема, но мне нравится аптечная косметика для чувствительной кожи. И иметь два крема, которые ты купил в аптеке, мне кажется, достаточно. А вообще ухаживать за собой, на мой взгляд, это не иметь вредных привычек. Вот, что важно! Не употреблять алкоголь, не курить, заниматься спортом, который нравится, от которого ты получаешь удовольствие. Мне тяжело ходить на фитнес, я не люблю очень активно занимающихся людей, всех этих парней, тягающих большие веса. Я не вписываюсь в эту обстановку. Поэтому я занимаюсь собой дома: это зарядка, уход за волосами, потому что они у меня подвергаются различным манипуляциям. И берегу свой внутренний мир. Крем не поможет, если внутри нет огонька, уверенности в себе, позитивного настроя. Этому учат все эти многочисленные коучи, хотя я считаю, что к каждому человеку нужен свой подход. Есть ваши личные ключики. Нужно прислушиваться к себе.

Источник

От volk